Большое интервью Theodor Bastard для журнала XS Noize из Северной Ирландии

Онлайн журнал из Белфаста (Северная Ирландия) под названием XS Noize взял у Theodor Bastard большое интервью на английском языке. Фёдор как всегда отдуваетcя за всех, отвечая на вопросы. Здесь есть что-то из того, что вы уже читали, но есть и новенькое.

Большое интервью Theodor Bastard для журнала XS Noize из Северной Ирландии, изображение №1
 

> Какая твоя любимая песня в машине или в душе?

Фёдор: Наша любимая музыка — зачастую, это звуки природы. Вы знаете, например, часть нашей группы, в том числе я — мы живем в Карелии в глухой деревне. У нас нет душа. Это может показаться странным. У нас хорошая русская баня, после жаркой парилки в которой так здорово окатиться холодной водой из колодца или нырнуть в прорубь в озеро. Какая тут может быть песня в плеере? Лучшая песня — треск мороза и вой ветра.

Но вообще я собираюсь сделать здесь вполне цивилизованный душ, если говорить серьезно. Вопрос времени. Но при этом я не уверен, что в пребывании на природе нужны какие-то песни, кроме звуков природы. С другой стороны, я люблю послушать музыку в машине, когда еду в город, например. Дорога у меня занимает почти три часа и можно отслушать разные новинки.

> Кто ваш любимый музыкальный исполнитель?

Фёдор: Об этом сложно говорить, потому что мы, наверное, из тех людей, кого можно назвать настоящими меломанами.

Я до сих пор очень люблю проект Radian или проекты вроде Pan Sonic. Меня безусловно вдохновляли Coil и это было большое событие — быть с Кристоферсоном на одной сцене в его последний приезд в Россию. Я очень любил Nurse With Wound, особенно их альбом «Sugar Fish Drink». И альбом «Rock ‘n Roll Station». Мне нравился также прокт Zoviet France с их альбомом «Loh Land».

> Какие музыканты повлияли на вас больше всего?

Фёдор: Психоделический панк, наверное, совсем неизвестный на Западе, но имеющий огромное значение здесь в России. Это ныне уже не существующие проекты, так как их лидеры погибли — «Гражданская Оборона» и Янка Дягилева. Это был так называемый «сибирский суицид-рок». Отчаянный и честный.

> Что вдохновило вас на ваш последний сингл / видеоклип «Les»?

Фёдор: Это не был сингл в прямом смысле слова. Песню «Лес» мы придумали одной из последних в альбоме. Там есть цитата из Федерико Гарсия Лорки «Лес отпевает принцесс» — вот вокруг этой строчки из его стихотворения и нашей поэтической интерпретации и возник текст песни.

И еще мне как режиссеру пришла в голову идея соединить нашу довольно меланхоличную музыку медленную с быстрым движением современного танца. Мы нашли танцевальную школу «Futhark Dans» — очень талантливых девчонок, и вместе с их руководителем Елизаветой Антоновой поставили танец. Нам хотелось, чтобы в нем было что-то дикое и пугающее. Мне кажется, получилось.

> Как вы справляетесь с коронавирусной изоляцией?

Фёдор: На самом деле может для вас это будет новость, но никакой изоляции от коронавируса в России нет. Она, может, есть на словах и в СМИ, но здесь в России совершенно обычная жизнь, как она и была. Люди ходят в кафе и на вечеринки, полюзуются общественным транспортом и ездят на природу. В начале эпидемии был один месяц, когда ограничения были жестче. Но это в русском характере — игнорировать такое. Даже бары работали нелегально. Была сделана «карта сопротивления», по которой ориентируясь, можно было найти работающий бар. Ну и клубы делали подпольные вечеринки. Периодически власти пытались что-то закрыть в одном месте, в другом месте это открывалось вновь.

Что касается нас, так как мы играем последнее время больше в сидячих залах, таких как филармонии, ДК и т.д., то эти места были закрыты. И Theodor Bastard уже год без концертов. Но мы посвятили себя придумыванию музыки, а еще пишем саундтреки для кино и компьютерных игр. А еще подписали контракт с лейблом Season of Mist. В общем, прошедший год был очень плодотворным и хорошим временем для группы.

> Какое из всех мест, где вы играли, ваше любимое, и почему?

Фёдор: В Петербурге был такой клуб Red Club, наш успех пришел именно с него. Хоть мы и существовали довольно давно, но именно там стали ходить на нас люди, и мы стали делать первые аншлаговые концерты. Когда столько лет идешь к этому, когда за плечами столько работы, то такой первый успех кружит голову. Это было много лет назад, но я до сих пор помню это ощущение. А ещё в этом клубе мы играли на одной сцене и потом пили водку в гримерке вместе с Питером Кристоферсоном из Coil. А это любимейшая группа для нас была в те времена. Это был последний визит Кристоферсона в Россию и один из последних концертов, которые он сыграл. А через несколько месяцев Кристоферсон погиб в Таиланде. А Red Club закрыли спустя пару лет после этого, теперь там какой-то модный лофт. В общем это были памятные дни.

> Что будет дальше в музыкальном плане?

Фёдор: Мы начали уже строить планы на новый альбом и на возвращение концертной деятельности. На лето у нас уже есть несколько фестивалей. Тряхнем стариной, так сказать.