Федор Сволочь: «Концерт – это мистерия»

Некоторое время назад мы побывали на концерте группы THEODOR BASTARD. И буквально влюбились в их творчество. Мой сегодняшний собеседник – Федор Сволочь, лидер THEODOR BASTARD. Говорим о дисциплине, музыке, концертах, духовности и многом другом.

О самодисциплине

Федор, в одном из интервью Вы сказали, что являетесь очень упорядоченным человеком. Это не очень характерно для творческих профессий. Расскажите, пожалуйста, о том, как Вы упорядочиваете свою жизнь?

Я не помню конкретную фразу, но, скорее всего, я говорил про внутреннюю дисциплину. Не думаю, что это какая-то редкость. Я начинал, как soundart-артист, как художник, программирующий звук. Это предполагает определенные знания, владение технологиями и, конечно, дисциплину. Это совсем не про «обкуренного музыканта», которого все часто себе представляют.

Достаточно прочитать биографии известных людей, что бы убедиться в том, что за их творчеством стоит огромный труд. Посмотрите, например, книгу Ирвинга Стоуна «Муки и радости». Вы увидите насколько сильно ее герой – великий Микеланджело – сосредоточен на своем творчестве и насколько много жертв он приносит ради этого.

Без полной самоотдачи, без любви к своему делу, невозможно чего-то добиться, невозможно идти по творческому пути.

Что для Вас означает слово «дисциплина»?

Дисциплина – это постоянное преодоление себя. Она противоположна нашему естественному стремлению к энтропии, инертности. Чтобы что-то сделать, нужно себя определенным образом тренировать. Для музыканта это, как минимум, поддерживать навык игры на инструментах. Это совсем не череда беспрерывных вечеринок и тусовок.

О личных ценностях

Есть ли у Вас какой-то план собственной жизни? Может быть, концепция жизни?

Если бы даже что-то подобное было, то я бы не стал это публично обсуждать. Это слишком личное, даже сакральное.

Что для вас является ценным?

Это какие-то духовные, визионерские»»вещи». Прозрения. Путешествия. Познание, как таковое. Путь к новому, к неизведанному. Расширение границ.

Почему это ценно для Вас? Какие смыслы Вы в этом видите?

Смысл – это одна из иллюзий. Мы можем наделять смыслом какие-то свои действия, чтобы они имели целостность и создавали мотивацию. Но, на самом деле, мне кажется, что нет никакого «абсолютного смысла».

Нет смыслов, кроме тех, что мы придумали себе сами?

Видимо, да. Но, хочу отметить, что мы сейчас говорим словами о том, что лежит в области вне слов. Поэтому это так сложно вербализовывать. Надеюсь, что частично это может передать музыка, как невербальный инструмент.

О творчестве THEODOR BASTARD

Многие песни THEODOR BASTARD написаны на непонятном языке. Как Вы при этом рассчитываете быть понятым?

Это же элементарно! У меня такое ощущение, что люди, которые задают подобные вопросы, в принципе, находятся в какой-то изолированной, ограниченной культурной среде. Есть же мировое наследие классической музыки. Слушая Вагнера или Вивальди «Времена года», мы же понимаем, о чем они хотели сказать? Разве тогда нужен текст-подстрочник? Зачем? Музыка говорит сама за себя.

Голос – это еще один инструмент, как партии виолончели или флейты. Неужели нам виолончель не может рассказать что-то на своем языке? Естественно, может. То же самое и голос. Слова – это огромная иллюзия, в которой пребывает человеческий социум. Мы бездумно верим в силу слов, в смыслы. Считаем, что словами что-то можно объяснить… Но словами ничего нельзя объяснить. На самом деле, какое-то значение имеют скорее вибрации, которые стоят за ними. Они важнее!

Недавно, на концерте THEODOR BASTARD наблюдал за Вами. Такое ощущение, что Вы в это время прибывали в довольно-таки измененном состоянии сознания…

Ну, возможно, да. Концерт, безусловно, меняет состояние сознание.

Для меня концерт – это путешествие с неизвестным концом, путешествие в совершенно непредсказуемый мир. Этим можно пытаться управлять, но мы стараемся не делать этого на концерте. Мы хотим взаимодействовать с этим пространством. Пространством, которое строится не одним человеком, не мною, а всей группой и, конечно, публикой.

Я не люблю пересматривать записи наших концертов, потому что концерт – это мгновение, его невозможно запечатлеть. Я даже хотел совсем запретил фото- и видеосъемку, чтобы не нарушать целостность этого мгновения. Каждый концерт абсолютно уникален. Это новый опыт, это совершенно разные состояния. На концерте помимо проигрывания уже, в общем-то, знакомых композиций, происходит еще нечто метафизическое, нечто чудесное, совершенно необъяснимое.

Задам более приземленный вопрос. Вы выступаете в очень самобытных костюмах. Расскажите об этом, пожалуйста.

Наша вокалистка Яна бОльшую часть своих нарядов, платьев шьет сама. Она профессиональный художник и инженер-дизайнер. Конечно, сейчас по этой профессии не работает, но своим сценическим имиджем занимается сама.

Дело не в том, чтобы артист выглядел красиво или некрасиво. Речь о другом. Концерт – это праздник, это определенное состояние. Ритуал. Он предполагает особую одежду, особые украшения. Зачем? Чтобы этот ритуал выделить из обыденной жизни.

Получается, для Вас концерт – это своеобразная мистерия?

Да, абсолютно точно. Максимально близкое определение.

Чем отличается, с Вашей точки зрения, творчество для мужчины и творчество для женщины?

Я бы не стал проводить разделение по гендерному признаку. Мне кажется, что творчество – это творчество. Просто разная степень восприимчивости к определенным энергиям у женщин и у мужчин.

Творчество – это больше ремесло или влияние муз?

Я боюсь обидеть духов, но, в целом, я не особо верю в музы или что-то подобное. Хотя какая-то мистика в творчестве точно есть. В свое время я увлекался трансперсональной психологией. Изучал Юнга и его концепцию коллективного бессознательного. Так вот Юнг в одной из своих работ писал, что почти во всех языках мира существует выражение: «Мне пришла в голову мысль». Откуда пришла-то? Мысль-то ведь твоя. Тогда она должна в голове родиться. Но говорят, что «она пришла». Почему существует такой устойчивый казус?

Многие артисты, этнические музыканты, которых я уважаю, считают себя медиаторами. Говорят, что искусство артиста – это не умение играть на чем-то, а умение быть идеальным проводником, который настраивается и проводит то, что через него проходит. Это огромная жертва, потому что ты часто жертвуешь своим физическим состоянием. Тут нужна сила и умение взаимодействовать с «другим миром». Бывают музыканты, которые, кажется, даже играть не умеют. Но только от их музыки тебя начинает буквально трясти. Их искусство пронзает сердца.

Назовете несколько примеров таких творцов?

Из русских, например, Егор Летов и Ян Никитин. Для меня это настоящий шаманизм. Из зарубежных — Джим Морисон и Дженис Джоплин.

Я очень большой поклонник кинематографа. Из недавних фильмов мне понравился «Шаман» Бартабаса. Это французский, насколько я понимаю, режиссер, который в России снял фильм с русскими актерами. Еще люблю Бергмана, Тарковского…

Обязательно назову Алехандро Ходоровски, глубоко изучавшего мистические учения, карты Таро, психологию… Обратите внимание на его фильм «Святая гора». Это один из моих любимейших фильмов. Самого Алехандо я бы назвал своим фаворитом среди режиссеров.

Источник: http://sukhov.com/blog/fedor-svoloch-kontsert-eto-misteriya